Странное чувство.
Нет, Я не боюсь, но, сейчас заканчивается "начало" и мне предстоит написать то, что останется после меня.
От этого мне немного неловко.
Я давно определился со своей целью.
Так и будет.
Но, было бы неплохо после себя оставить нечто очень крутое и классное.
Что напоминало бы обо мне.
Часть меня.
Так и будет.
И для этого нужно очень потрудится.
Чтобы было понятно тем, кому следует.
Чтобы ненужные люди бежали в страхе от одного только взгляда.
Я буду писать не для каждого.
Только тот, кто достоин меня, сможет осознать.
Над этим нужно работать.

Дурацкий день.
Вроде болею, а вроде нет.
И в груди ломит будто прострелили.
Хоть скули, хоть вой.
Но, ни того, ни другого.
Оно и ненужно.
Состраданием сыт не будешь.
А с другими емоциями мне пока не везло.
Вру.

А Я однажды хотел прочесть этот дневник.
Посмеяться.
Наверное.
Смеяться будет кто-то другой.

Не знаю даже.
Н/Т хорошая, добрая и будет отличной женой, как мне думается.
Но все эти поступки.
Они ранят до ужаса.
Загулы.
Взгляды.
Мысли.
Никто не поверит, что кто-то их чувствует.
Дар и проклятье.
Я уже и не рад, что согласился, единожды, на такой договор.
Любит ли она? Никогда это не ясно точно.
А Я?
Я мог бы. Хотел бы.
Но это будет очередной забег, который обойдётся мне шрамом на теле.
Она и так уже очень близко.
И моментами, кажется, будто Я теряю контроль.
Но Я не могу себе её позволить.
А если она меня убьёт?
Это недоверие?
Неуверенность?
Может и нежелание проходить снова.
Пока, просто постараюсь сделать её жизнь лучше.
Никто не отберёт у меня мой талант.
И пока Я его раздаю направо и налево.
Я живее всех будущих трупов.

Если Я создан для счастья.
То почему Я не могу сам принести счастье в свою жизнь?
А всё этот чёртов договор.
Обмен душевных терзаний на великое знание.
Всегда нужен человек.
Чтобы ранил.
Чтобы из ран чернила.
Чтобы было чем писать.

А где-то там, далеко, Настенька.
Моя маленькая девочка.

Будто внутри было целое солнце.
Теплый. Светоносный.
Я был такой. Помню.

Но.
До неё уже не добраться.
Квартира, работа, другая жизнь.
Её у меня тогда украли.
Я только сейчас понял.
Тогда Я был на истинном пути.
А потом.
Свернул.
Захотел легче чтобы всё стало.
И так уже четвёртый год.
В агонии и ненависти к себе.
Конец.